Отставка

5. Отставка

В сентябре 1989 года, прослужив в ВМФ 43 календарных года, ушёл в отставку.

Не стремясь к высокооплачиваемой и престижной работе «на гражданке», поступил по первому же предложению на скромнейшую должность в Политехнический институт. Проработал там до начала 1999 года.

Познакомился с системой высшего образования, как говорится, изнутри.

Сначала было интересно, как во всяком деле. Потом началась рутинная работа.

В целом, эти последние годы моей трудовой деятельности в институте заметного положительного следа в сознании не оставили. Это далеко не самый интересный этап моей жизни.

Расстался я с этой работой без сожаления, тем более, что начала прихварывать Аля.

Уход за ней был более необходим, чем эта работа в институте, за которую и платили гроши.

Незадолго до этого Аля тоже рассталась с работой, так как рука стала неуверенно держать наконечник высокооборотной бормашины.

В 1998 году у Али случилась кратковременная потеря сознания. Она упала. Это произошло дома.

Провели её лечение в дневном стационаре. Всё нормализовалось.

Однако, мы с дочкой Милой решили, что следует, при необходимости Алиного выхода из дома, её обязательно сопровождать. Без сопровождения Аля стала ходить только дома по квартире. Конечно, Аля нарушала это наше решение, но мы с Милой старались.

Стал регулярно водить её к неврологу, так как периодически проявлялись симптомы склероза головного мозга. Не реже раза в год стали обходить других врачей-специалистов.

 В августе 1999 года Аля по заключению невролога получила бессрочную инвалидность второй группы с определением – нетрудоспособна.

В ноябре 1999 года по направлению невролога провели Але профилактический курс лечения в дневном стационаре поликлиники. Капельницы, уколы, таблетки.

Анализы крови показали значительное превышение номинальных значений по холестерину и всему липидному спектру.

Проведённое в 2000 году томографическое исследование головного мозга тоже дало не радостные результаты.

В период 2000-2003 г.г., с целью улучшения показателей по холестерину и всему липидному спектру крови, провели шесть платных курсов озонотерапии по десять капельниц в каждом курсе. Ряд показателей липидного спектра пришёл в норму. Снизился и холестерин, но до номинального значения немного не дошёл. А вены – отказали.

Стали пытаться соблюдать антихолестериновую диету.

В ноябре 2005 года на кардиограмме у Али выявилась отрицательная динамика: тахикардия, мерцательная аритмия и др. Провели лечение. Кардиограмма после лечения стала нормальной.

Явления склероза головного мозга периодически повторялись.

17 июля 2006 года ранним утром, встав с постели, Аля упала, потеряв сознание на короткое время. Ишемический инсульт. Онемение языка и левых конечностей.

По совету бригады скорой помощи в больницу направлять её не стали. Начали лечение дома. Те же процедуры, что и в больнице, но уход, естественно, лучше больничного. Восстановление пошло нормально. Речь быстро восстановилась. Рука и нога стали действовать, хотя и не совсем уверенно. Через две недели Аля стала перемещаться по квартире, сначала с помощью «ходунков», а через некоторое время – беря меня под руку, а другой рукой опираясь на трость. Любила кататься по квартире на коляске (с моей помощью). Всё шло нормально. Любила слушать моё чтение вслух.

Вдруг рано утром 18 августа 2006 года у неё произошёл второй инсульт. Дела пошли похуже. Однако, практически ежедневно, выдержав положенное количество дней в постели, я, покормив её, помогал ей одеться в спортивный костюм, и она либо каталась в коляске (с моей помощью), либо я отвозил её на кресло, на диван или на кухню, где она сидела значительное время и руководила мной.

Несмотря на то, что в июне 2006 года я водил Алю к знакомым зубным врачам, где ей вылечили сразу шесть зубов, осенью снова возникли стоматологические проблемы. В ноябре 2006 года ей удалили сильно заболевший зуб, а в декабре 2006 года – вылечили второй. Участковый врач обе эти операции разрешил. Аля их легко вынесла, сидя в кресле дома. Удаляли — «ассы» из городской поликлиники. Лечила — врач из поликлиники, где Аля работала раньше.

В январе 2007 года ей присвоили первую группу инвалидности. Начиная с февраля 2007 года, Аля часто стала оставаться в постели на весь день из-за плохого самочувствия. Кроме головокружений, сильно беспокоил её зуд ног. По несколько раз в сутки, особенно ночью, приходилось делать ногам горячие ванны, после которых натирал ей ноги мазью сабельника. Невролог выписала ей таблетки от зуда в ногах, но приступы повторялись.

Иногда у неё случались приступы бреда, капризов. 25 марта 2007 года у неё произошёл третий инсульт. Стало совсем плохо. Она совсем перестала вставать с постели. Часто бредила.

Через каждые два-три дня приходила участковый врач. При необходимости уколов приходила медсестра. Часто, когда не действовало снотворное, приходилось вечером или ночью вызывать скорую помощь. Посещали Алю и невролог, и психиатр, брали кровь на анализ, снимали кардиограммы. На пятое апреля была назначена консультация хирурга. Но, увы…

3 апреля 2007 года в 10 часов 05 минут Аля скончалась у меня на руках после непродолжительной «комы». Какое это большое горе!

Провели её отпевание дома по православному обряду, как она хотела.

На похоронах было много народа. Прилетела Алина сестра Мила из Новосибирска. Из Санкт-Петербурга приехала моя двоюродная сестра – тоже Мила.

Похоронили мы Алю в центре Нового Нижегородского кладбища, расположенного у шоссе Щербинки-Кстово недалеко от деревни Федяково (квадрат 11, vip 1/3, пятая могила влево от прямой дороги, идущей от ворот внутрь кладбища, во втором ряду от первой поперечной дороги. Участок – на четверых. Ехать от остановки ул.Касьянова в Верхних Печёрах до торгового комплекса «Мега». Можно ехать из Щербинок на автобусе, идущем до Кстова).

Провели, по русскому обычаю, поминальные обеды в день похорон, а также на девятый, сороковой день и годину после дня смерти.

В начале мая 2008 года стараниями сына Миши сменили крест на могиле красивым памятником из красного гранита. На участке вокруг памятника посеяли «газон» и посадили два куста дикого винограда, чтобы он вился по ограде. Виноград буйно растёт, приходится его обрезать.

Уже около трёх лет прошло без Али. Грустно…

Спи спокойно вечным сном, дорогая моя супруга, друг ты мой милый. Пусть память о тебе, как и о наших предках, живёт долго. Прожили мы с тобой 56 совместных лет, иногда в трудностях и неустроенности, но в целом хорошо, дружно и интересно.

Горжусь тем, что наши дети выросли достойными людьми. Таким же достойным человеком становится и внучка.

И Мила (дочь), и Миша (сын), и Наташа (жена Миши), и Лена (дочка Миши и Наташи) очень внимательны ко мне и к Алиной могиле. Памятник регулярно моется и «газон» стрижётся.

Живём мы теперь вдвоём с Милой, которая взяла на себя хозяйственные заботы. Миша успевает заботиться и о своей семье, и о нас с Милой.

Для меня, очевидно, настало время подвести итоги жизни. Несмотря на большое количество трудностей и положений, казавшихся, подчас, безисходными, несмотря на несчастье, случившееся с отцом, следует считать, что сложилась моя жизнь в целом нормально.

Счастлив я тем, что имел такую мать, как моя.

Счастлив я тем, что ещё в юности встретил Алю Коновалову и впоследствии связал с нею свою жизнь.

Счастлив я тем, что у нас с Алей выросли достойные дети.

Счастлив я тем, что жизнь дала мне ряд замечательных педагогов и в средней, и в высшей школе.

Счастлив я исполнением своей мечты о море, испытав и горы его ураганных волн, и ласку Великого океана, поплавав на всех четырёх Отечественных флотах и побывав в глубинах морей.

Счастлив я многолетней работой на старейшем русском заводе.

Счастлив я тем, что долгие годы моей жизни связаны с Великой русской рекой Волгой.

Счастлив я тем, что встретил в жизни огромное количество хороших людей и увидел, что их гораздо больше, чем плохих.

Спасибо всем!

На старости лет навручали мне всяких ветеранских бумаг:

ветеран Вооружённых сил,

ветеран труда,

ветеран боевых действий,

ветеран подразделений особого риска.

А чтобы не зазнавался, признали меня зачем-то нетрудоспособным и вручили бумагу об инвалидности второй группы. А я и не рвался на работу. Хватит.

Но жизнь продолжается, хотя и слабеет ПАМЯТЬ.

Закончу словами писателя В.Пикуля:

«… Что мог, то и сделал! А чего не мог сделать, за то не брался. Пусть делают за меня другие!..» [25]

г.Нижний Новгород

2009 год


[25] — В.С.Пикуль. «Фаворит», ч.2-я. М., «Вече», АСТ, 1998 г., стр.494

Спасибо, что прочитали эту страничку.

Обязательно поделитесь этой статьёй с Вашими друзьями, коллегами, знакомыми в социальных сетях.

Я уверен, что она будет полезна всем.

Для её рассылки в социальных сетях — нажмите на соответствующую кнопочку — см ниже

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − 1 =